Практика рассмотрения верховным судом арбитражных споров

Полная информация на тему: "Практика рассмотрения верховным судом арбитражных споров". Здесь собран полезный материал по теме из авторитетных источников. После прочтения вы можете задать оставшиеся вопросы дежурному юристу.

Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26 декабря 2018 г.)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Источник: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/1235820/

Верховный суд собрал дела, касающиеся третейских судов и международных коммерческих арбитражей

Опубликован обзор судебной практики ВС РФ по признанию арбитражными судами решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей. В него вошли дела о неправильно сформулированных арбитражных оговорках, неарбитрабельных спорах и других ошибках, из-за которых не удавалось получить исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда или международного коммерческого арбитража.

Президиум ВС РФ утвердил 26 декабря 2018 г. Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей (далее — Обзор судебной практики).

ВС РФ отметил, что основанием компетенции третейского суда или международного коммерческого арбитража является арбитражное соглашение, которое свидетельствует о волеизъявлении сторон на передачу спора в третейский суд. Например, в одном деле компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда о взыскании задолженности. Ответчик возражал. Он ссылался на то, что стороны не подписывали отдельный документ о разрешении спора в третейском суде. Первая инстанция удовлетворила заявление и выдала исполнительный лист. Кассация оставила это решение без изменения. Арбитражное соглашение не обязательно должно быть заключено в форме отдельного документа. В данном случае суды установили, что третейская оговорка содержалась в тексте договора, который стороны заключили путем обмена документами.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Еще несколько позиций из Обзора судебной практики

Ошибки арбитражных соглашений

Вывод о наличии соглашения о передаче спора в третейский суд, международный коммерческий арбитраж возможен только после оценки подлинных арбитражных соглашений или их надлежащим образом заверенных копий. Например, данные под присягой показания иностранного юриста не свидетельствуют о наличии такого соглашения

Определение СК ВС РФ от 04.09.2017 № 305-ЭС17-993

Арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, признается соглашением, не зависящим от других условий договора. Принятие решения о недействительности договора само по себе не влечет недействительность арбитражного соглашения

Определение СК ВС РФ от 02.11.2016 № 306-ЭС16-4741

Арбитражная оговорка, включенная до возникновения оснований для предъявления иска в договор займа, заключенный микрофинансовой организацией и гражданином для целей, не связанных с осуществлением последним предпринимательской деятельности, является недействительной

По материалам судебной практики Красноярского краевого суда

Арбитражное соглашение, соответствующее соглашению, рекомендованному согласованным сторонами арбитражным учреждением, считается исполнимым. Все сомнения в исполнимости арбитражного соглашения должны толковаться в пользу его действительности и исполнимости

По материалам судебной практики АС Западно-Сибирского округа

Допускаются альтернативные соглашения о разрешении споров, предусматривающие право истца обратиться по своему усмотрению в определенный третейский суд, международный коммерческий арбитраж или в суд. Формулировка «по усмотрению истца» дает равное право на выбор суда обеим сторонам

Определения СК ВС РФ от 27.05.2015 № 310-ЭС14-5919, от 14.02.2017 № 5-КГ16-242

Соглашение с альтернативным выбором — разрешение спора судом или третейским судом, которое закрепляет право только одной стороны на обращение в суд, — является недействительным в части лишения другой стороны права на обращение в суд. В этом случае каждая из сторон обладает правом обратиться как в суд, так и в третейский суд

По материалам судебной практики АС Московского договора округа

Арбитражное соглашение может быть заключено путем присоединения к рекомендуемой арбитражной оговорке, содержащейся в уставе организации, процессуальном регламенте разрешения споров какой-либо организации, иных правилах организации, биржи, ассоциации и т.п., при условии, что эти акты распространяются на стороны, заключившие арбитражное соглашение

Определение СК ВС РФ от 30.05.2017 № 309-ЭС16-20465

Состав, функционирование третейских судов

Нарушение принципа независимости и беспристрастности арбитров — основание к отказу в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Определение СК ВС РФ от 02.12.2015 № 308-ЭС15-10232

Если согласованный сторонами постоянно действующий третейский суд не действует, суд не вправе оставить иск стороны третейского соглашения без рассмотрения

Определение СК ВС РФ от 16.11.2017 № 305-ЭС17-9241

Постоянно действующее арбитражное учреждение, являющееся учреждением-правопреемником, осуществляет администрирование арбитража в соответствии с ранее заключенными арбитражными соглашениями

По материалам судебной практики АС Московского округа

Компетенция третейских судов

Споры, вытекающие из публичных правоотношений, не могут быть переданы на рассмотрение третейских судов. Например, требования, связанные с уплатой государственной пошлины за продление лицензии

По материалам судебной практики АС Восточно-Сибирского округа

Споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством о приватизации государственного и муниципального имущества, а также о госзакупках, не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда

Определения СК ВС РФ от 27.12.2017 № 310-ЭС17-12469, от 03.03.2015 № 305-ЭС14-4115

Споры из отношений по Федеральному закону от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» арбитрабельны

Определение СК ВС РФ от 11.07.2018 № 305-ЭС17-7240

Оспаривание и принудительное исполнение решений третейских судов

Извещение, направленное стороне арбитража, третейского разбирательства по адресу, указанному этой стороной, но не полученное по зависящим от нее причинам, считается доставленным

Определения СК ВС РФ от 30.12.2015 № 302-ЭС15-11092, от 29.05.2018 № 5-КГ18-83

При рассмотрении заявления об оспаривании решения третейского суда суд не вправе пересматривать решение третейского суда по существу

Читайте так же:  Фиктивный учредитель ооо

Определение СК ВС РФ от 14.06.2017 № 305-ЭС17-2111

Условие об окончательности для сторон арбитражного решения может содержаться только в прямом соглашении сторон. Если прямым соглашением сторон предусмотрена окончательность для них решения третейского суда, производство по делу об оспаривании такого решения третейского суда прекращается

По материалам судебной практики Красноярского краевого суда, Верховного суда Удмуртской Республики

Наличие в третейском соглашении прямого соглашения сторон об окончательности третейского решения не свидетельствует о принудительном исполнении такого решения в случае, если спор, рассмотренный третейским судом в соответствии с федеральным законом, не может быть предметом третейского разбирательства либо исполнение третейского решения нарушает публичный порядок РФ

По материалам судебной практики АС Западно-Сибирского округа

Лицо, которое не является стороной третейского разбирательства и в отношении прав и обязанностей которого вынесено решение третейского суда, вправе приложить к заявлению о его отмене любые документы, подтверждающие вынесение такого решения. Суд вправе по ходатайству заявителя истребовать решение третейского суда и материалы третейского разбирательства

По материалам судебной практики Ставропольского краевого суда

Факт нахождения общества в стадии ликвидации сам по себе не влияет на право его контрагента требовать признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений, вынесенных в пользу контрагента

Определение СК ВС РФ от 29.07.2015 № 310-ЭС15-5564

Положения Соглашения стран СНГ от 20.03.92 «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной государствами — членами СНГ в Минске 22.01.93, применимы только к вопросам взаимного признания и приведения в исполнение решений судов иностранных государств, а не третейских судов

Определение СК ВС РФ от 22.10.2015 № 310-ЭС15-4266

Источник: http://www.eg-online.ru/article/391767/

Пленум ВС рассказал, как судиться с иностранцами в арбитражах

Как определить, какой суд должен рассматривать спор — российский или иностранный? А где исключительная компетенция российского суда? Когда иностранное лицо считается уведомленным о судебном разбирательстве, даже если не соблюден официальный порядок извещения? Когда работает процессуальный эстоппель в «международных» делах? Как продлить рассмотрение дела? Можно ли назначить сразу две даты заседания (и зачем)? На эти вопросы ответил Пленум ВС.

Сегодня, 15 июня, Пленум Верховного суда обсудил и решил доработать постановление о делах с участием международного элемента. Это не только судебные споры с участием иностранных лиц, но и те, которые ведутся вокруг зарубежного имущества (в том числе интеллектуальных прав), и некоторые другие. С 2010 года количество дел только с иностранными лицами возросло в 4 раза и сейчас составляет 8 тысяч в год, сообщила судья ВС Наталья Павлова. При этом, по ее словам, российские суды не проявляют национального уклона. Зарубежные инвесторы имеют высокие шансы защитить свои интересы – они выигрывают порядка 60% дел, поделилась Павлова. Она подчеркнула, что судебная практика должна быть современной, определенной и прогнозируемой, чтобы оправдывать разумные ожидания инвесторов. На это и направлено постановление Пленума. Оно учитывает судебную практику за 20 лет, соответствует международным подходам и понятно юристам не только германской, но и англосаксонской правовой семьи, сказала Павлова.

Вопросы компетенции: когда в российский суд?

В документе разграничивается компентенция российских и иностранных судов в зависимости от наличия международных договоров и положений законов. Эти правила очень актуальны, поскольку нередко суды сразу нескольких стран считают себя вправе рассмотреть дело, рассказал председатель АС Дальневосточного округа Вячеслав Кресс. Имеется ли тесная связь спора с территорией РФ – суд решает по конкретным обстоятельствам дела. Признаки могут быть разные. Вплоть до того, что сайт с иностранным доменным именем, вокруг которого развернулся спор, ориентирован в первую очередь на российскую территорию. На подобные критерии можно ориентироваться и в том случае, когда надо определить постоянное место деятельности филиала или представительства. Они могут быть формально зарегистрированы за рубежом, но вести деятельность в России и иметь сайт в российской доменной зоне.

Кроме того, постановление рассказывает, какие споры может рассмотреть только российский суд. Например, что касается недвижимости – это все дела, решения по которым влекут регистрацию в едином госреестре недвижимости РФ. Также разъясняется, как правильно заключать и исполнять пророгационные соглашения (о том, что споры рассматриваются в нашей стране). Их могут заключить и два иностранных контрагента. Условия сохраняют силу при перемене лиц в обязательстве, уточняется в документе. Это правило соответствует практике большинства стран мира, уточнила Павлова. Если тесная связь спора с Россией несомненна, но внутригосударственная подсудность неясна – дело рассматривает Арбитражный суд Московской области, гласит проект постановления.

Нет злоупотреблениям

Документ ставит заслон злоупотреблениям сторон. Если до первого заявления по существу спора его участник не заявил, что суд не имеет права его рассматривать, то он теряет право на дальнейшие возражения о компетенции. Кроме того, истец обязан сразу подтвердить некоторые факты, которые касаются иностранного участника спора: его правоспособность, статус и так далее, чтобы судебное разбирательство не затягивалось и вообще было возможно, рассказала Павлова. В противном случае суд может оставить заявление без рассмотрения. Статус, как правило, подтверждают выпиской из соответствующего иностранного реестра (в некоторых странах его называют торговым). А вот налоговых документов для этого недостаточно, потому что сведения в них могут расходиться с документами о регистрации.

Проблема извещений зарубежных лиц знакома многим участникам дел с иностранным элементом. Проект ориентирует суды использовать принцип «эффективного извещения». Ведь даже если порядок извещения не был соблюден – лицо может прекрасно знать о судебном процессе. Об этом свидетельствуют не только факты его участия (послал представителя в заседание, представил документы в суд), но и другие обстоятельства – например, заявление в СМИ. Если факт осведомленности подтвержден – извещать не нужно, гласит проект постановления. Кроме того, на иностранных лиц распространяется правило добросовестной осведомленности. Получив первый судебный акт по делу, дальше они следят за ходом дела самостоятельно. С этим согласился заместитель генпрокурора Леонид Коржинек, который считает, что современные технологии вполне позволяют иностранцам отсматривать, что происходит в процессе через интернет (см. «Генпрокуратура: иностранцы могут узнавать о процесссах со своим участием через интернет»).

Еще одно разъяснение, с одной стороны, удобно добросовестным участникам процесса, с другой стороны – препятствует предоставлению в суд устаревших и недостоверных бумаг. По общему правилу, документы для суда должны быть получены не ранее 30 дней. Однако если они требуют консульской легализации или проставления апостиля – их можно получить раньше (хотя и в «разумный» срок). А вот 30 дней дается для легализации доказательств.

Новые возможности, которые облегчают жизнь судов

Дело с участием иностранного элемента может затянуться по объективным причинам. Например, суд направил иностранным коллегам поручение, и они сообщают, что им нужно время, чтобы его исполнить. В этом случае срок рассмотрения дела можно продлить по ч. 3 ст. 253 АПК. Проект отвечает на вопрос, можно ли суммировать этот срок с другим «отложением» – по ч. 2 ст. 152 АПК (по таким причинам, как сложность процесса и значительное число участников дела). Да, эти периоды можно складывать, считает Пленум. При этом суд обязан указать в определении конкретный срок, на который продлевает рассмотрение дела.

Читайте так же:  Переход доли уставного капитала ооо

Еще одна возможность для судов – назначить две даты заседания. Вторая, резервная, нужна на тот случай, если к первоначальному времени дело окажется не готово к рассмотрению. Обе даты указываются в судебном извещении, и если оно вовремя не получено, а заседание отложено, второй раз извещать иностранное лицо не нужно, гласит проект.

Ознакомиться с проектом постановления Пленума «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным, международным элементом» можно здесь.

Источник: http://pravo.ru/court_report/view/141775/

Практика рассмотрения верховным судом арбитражных споров

Видео (кликните для воспроизведения).

Данный раздел сайта Верховного Суда Республики Хакасия является дополнительным средством обращений к Председателю Верховного Суда Республики Хакасия.

В этом разделе вы можете задать свои вопросы и оставить предложения, связанные с организацией работы Верховного Суда Республики Хакасия, районных судов и мировых судей Республики Хакасия.

Согласно п.8 ч.1 ст. 20 ФЗ от 22.12.2008 года № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», информация о деятельности судов не предоставляется, если в запросе ставится вопрос о толковании нормы права, разъяснении ее применения или правовой оценке судебных актов, выработке правовой позиции по запросу, проведении анализа судебной практики или выполнении по запросу иной аналитической работы, непосредственно не связанной с защитой прав написавшего запрос пользователя информацией.

В соответствии с п.2 ст. 10 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26.06.1992 г. № 3132-1 и п. 1 ст. 6 Кодекса судейской этики, судья не вправе делать публичные заявления, комментировать судебные решения, выступать в прессе по существу дел, находящихся в производстве суда, до вступления в законную силу принятых по ним постановлений. Судья не вправе публично, вне рамок профессиональной деятельности, подвергать сомнению постановления судов, вступивших в законную силу, и критиковать профессиональные действия своих коллег.

Кроме этого, исходя из позиции, изложенной в ст. 19 ФЗ от 22.12.2008 № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации и деятельности судов в Российской Федерации», суды не вправе давать юридические советы и консультации по существу дела.

На основании изложенных выше нормативных актов не принимаются к рассмотрению через сайт и не публикуются на сайте Верховного Суда Республики Хакасия обращения следующего характера:

— вопросы и жалобы, касающиеся существа конкретных рассматриваемых в судах дел (подлежат подаче путем почтового отправления или личной явкой) ;

— жалобы на действия судей и работников аппаратов судов (подлежат подаче путем почтового отправления или личной явкой);

— обращения, требующие дачи юридических советов и консультаций по существу дела;

— тексты, содержащие прямые или косвенные оскорбления в чей-либо адрес;

— вопросы, носящие провокационный характер;

и кроме того, в соответствии с Постановлением Президиума Совета судей РФ от 21.06.2010 № 229 «Об утверждении Положения о порядке рассмотрения судами общей юрисдикции поступающих в электронной форме обращений граждан (физических лиц), организаций (юридических лиц), общественных объединений, органов государственной власти и (или) органов местного самоуправления» не публикуются:

— тексты, содержащие ненормативную лексику и оскорбительные высказывания;

— призывы к свержению существующего строя и разжиганию межнациональной розни;

— вопросы, требующие в соответствии с установленным порядком наличия удостоверяющих реквизитов (подписи, печати и др.);

Источник: http://vs.hak.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=120

ВС подготовил обзор судебной практики по делам, связанным с третейским разбирательством

26 декабря Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей. Исходя из статистических данных документа, за первое полугодие 2018 г. арбитражные суды рассмотрели 145 дел об оспаривании решений третейских судов и 1197 дел о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов, а суды общей юрисдикции – 306 и 115 дел соответственно.

Обзор разработан для обеспечения единообразной судебной практики в указанной сфере и состоит из 26 пунктов, объединенных в 4 раздела: «Арбитражное соглашение как основание компетенции третейского суда и международного коммерческого арбитража», «Организационная структура третейских судов, статус арбитров, состав третейского суда», «Компетенция третейских судов» и «Оспаривание и принудительное исполнение решений третейских судов».

Арбитражное соглашение как основание компетенции третейского суда и международного коммерческого арбитража

В п. 1 обзора отмечено, что основанием компетенции третейского суда или международного коммерческого арбитража является арбитражное соглашение, свидетельствующее о волеизъявлении сторон на передачу спора в третейский суд. Наличие у сторон такого волеизъявления проверяется судом только путем оценки подлинных арбитражных соглашений или их надлежащим образом заверенных копий, как следует из п. 2.

В п. 3 документа отмечено, что арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, признается соглашением, не зависящим от других условий договора, а принятие арбитражного решения о недействительности договора само по себе не влечет недействительность арбитражного соглашения. Из п. 4 следует, что недействительна арбитражная оговорка, включенная в договор займа между микрофинансовой организацией и гражданином без осуществления последним предпринимательской деятельности, до возникновения оснований для предъявления иска.

Исходя из п. 5 арбитражное соглашение сторон договора, соответствующее арбитражному соглашению, рекомендованному самим согласованным сторонами арбитражным учреждением, является исполнимым, а все сомнения в его исполнимости должны толковаться в пользу его действительности и исполнимости.

Старший юрист международной юридической фирмы Norton Rose Fulbright Андрей Панов выделил данный пункт обзора, однако отметил, что сам Верховный Суд в недавнем деле № 305-ЭС18-11934 почему-то не стал руководствоваться этими принципами, не согласившись с исполнимостью арбитражного соглашения в пользу Международного арбитражного суда при Международной торговой палате по надуманному основанию, что привело в итоге к изменению последним своей рекомендованной оговорки. В этой связи эксперт выразил надежду, что суды не станут толковать пункт таким образом, когда малейшее отступление от рекомендованной оговорки будет рассматриваться как свидетельство неисполнимости арбитражной оговорки.

Согласно п. 6 российское законодательство допускает заключение альтернативного соглашения о разрешении споров, предусматривающего право истца обратиться по своему усмотрению в определенный третейский суд, международный коммерческий арбитраж или в суд. В свою очередь, в п. 7 обзора отмечено, что каждая из сторон такого соглашения имеет право обратиться как в суд, так и в третейский суд, поэтому недопустимо лишать кого-либо из них указанного права.

В п. 8 поясняется, что арбитражное соглашение может заключаться путем присоединения к рекомендуемой арбитражной оговорке, содержащейся в уставе организации, процессуальном регламенте разрешения споров какой-либо организации, иных правилах компании, биржи, ассоциации, если данные акты распространяются на стороны, заключившие такое соглашение.

Читайте так же:  Внести изменения в устав зао

«В п. 7 и 8 обзора ВС РФ пытается замахнуться на диспаритетную оговорку, но по факту первый пример не содержит диспаритета, как и второй случай – суждения о разнице в правах и о границах», – полагает управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай. По его мнению, восьмой пункт содержит другой важный вывод: различие в правах сторон приводит не к ничтожности самой договоренности, к чему ранее тяготели суды, а к выравниванию прав сторон путем наделения «пораженной в правах» стороны равной возможностью.

Из п. 9 обзора следует, что если новый собственник недвижимости знал о наличии не зарегистрированного в установленном порядке дополнительного соглашения к договору аренды, содержащего третейскую оговорку, и не возражал на стадии третейского разбирательства относительно компетенции третейского суда, в дальнейшем он утрачивает право на такое возражение в суде.

Юлий Тай считает, что данный пункт интересен не столько в вопросе признания арбитрабельности спора стороной, а прямым указанием на действие процессуального эстоппеля. «Этот институт права, появившийся в российском праве в каком-то контрабандно ввезенном режиме из-за границы, все чаще применяется на практике, – отметил эксперт. – Отрадно, что ВС РФ решил поучаствовать в процессе его легализации и “растаможке” в отечественной правовой системе».

Организационная структура третейских судов, статус арбитров, состав третейского суда

В соответствии с п. 10 нарушение установленного законом принципа независимости и беспристрастности арбитров влечет отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

В п. 11 отмечено, что при прекращении деятельности постоянно действующего третейского суда, согласованного сторонами, суд не вправе оставить без рассмотрения иск стороны третейского соглашения в связи с наличием последнего. Андрей Панов отметил, что этот пункт воспроизвел сложившуюся в практике позицию: при отсутствии у третейского суда правопреемника (как произошло почти со всеми существовавшими до реформы третейскими судами) оговорка о разрешении спора в таком третейском суде утрачивает силу, соответственно, любые попытки защитить волю сторон по рассмотрению споров в третейском порядке оказываются бессмысленными.

Из п. 12 следует, что постоянно действующее арбитражное учреждение, являющееся правопреемником постоянно действующего третейского суда, осуществляет администрирование арбитража в соответствии с ранее заключенными арбитражными соглашениями, предусматривающими администрирование арбитража его предшественником.

Компетенция третейских судов

Согласно п. 13 и 14 документа споры, вытекающие из публичных правоотношений или связанные с приватизацией государственного и муниципального имущества, не могут быть переданы на рассмотрение третейских судов. Кроме того, предметом третейского разбирательства не могут быть споры по закупкам для государственных и муниципальных нужд, как следует из п. 15. В п. 16 также отмечено, какие споры не могут рассматриваться третейскими судами – в частности, предусмотренные ч. 2 ст. 22 1 ГПК РФ, ч. 2 ст. 33 АПК РФ.

Юлий Тай заметил, что в п. 15 и 16 очень подробно разъясняется непростой вопрос арбитрабельности споров в области госзакупок и иных сопредельных споров, где присутствует некий публичный элемент. «Не уверен, что такое подробное, почти школярское описание данной правовой проблемы с заходом на вечную тему разграничения полномочий законодателя и судебной системы делает простым и понятным ответ на него для судей первой инстанции, – заключил эксперт. – Скорее наоборот – многословный туман либо удаляет читателя от понимания, либо, что еще хуже, позволяет недобросовестным судьям наполнить аргументами судебный акт, в действительности вынесенный произвольным образом».

Оспаривание и принудительное исполнение решений третейских судов

Исходя из п. 17 считается доставленным извещение, направленное стороне арбитража, третейского разбирательства по адресу, указанному этой стороной, но не полученное по зависящим от нее причинам.

В п. 18 обзора отмечено, что при рассмотрении заявления об оспаривании решения третейского суда суд не вправе пересматривать такое решение по существу. По мнению Андрея Панова, это разъяснение имеет важное значение, так как в нем еще раз напоминается о недопустимости пересмотра решения третейского суда по существу. «ВС РФ указывает на “прямой запрет для арбитражного суда ставить под сомнение обоснованность решения, принятого третейским судом”, – это еще более удачная формулировка в сравнении с прописанной в законодательстве, но непонятно, зачем Суд ссылается на утратившие силу положения Закона о третейских судах», – отметил он. Юрист выразил сожаление, что несмотря на прямые запреты в законе российские суды постоянно переоценивают выводы третейских судов по существу, ссылаясь на принцип законности, который якобы является частью российского публичного порядка.

Из п. 19 и 20 следует, что условие об окончательности для сторон арбитражного решения может содержаться только в прямом соглашении сторон, при наличии которого прекращается производство по делу об оспаривании решения третейского суда. При этом наличие такого прямого соглашения сторон не свидетельствует о принудительном исполнении третейского решения, если рассмотренный третейским судом спор не может быть предметом третейского разбирательства либо исполнение третейского решения нарушает публичный порядок РФ, как отмечено в п. 21 обзора.

В соответствии с п. 22 лицо, не являющееся стороной третейского разбирательства, но в отношении которого вынесено решение третейского суда, вправе приложить к заявлению о его отмене любые документы, подтверждающие вынесение такого решения. Суд вправе по ходатайству заявителя истребовать решение третейского суда и материалы третейского разбирательства. По мнению Юлия Тая, в этом пункте содержится очень правильное и полезное разъяснение, которое позволит лицам, о правах и законных интересах которых были вынесены решения арбитражей, оспорить и аннигилировать их правовые последствия.

Согласно п. 23 обзора факт нахождения общества в стадии ликвидации сам по себе не влияет на право его контрагента требовать признания и исполнения иностранных арбитражных решений, вынесенных в его пользу.

Из п. 24 следует, что положения Соглашения стран СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20 марта 1992 г., и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной членами СНГ от 22 января 1993 г., применимы только к вопросам взаимного признания и приведения в исполнение решений судов иностранных государств, а не третейских судов. Факт уведомления международным коммерческим арбитражем стороны, против которой принято решение международным коммерческим арбитражем об арбитражном разбирательстве, подлежит проверке арбитражным судом на соответствие подп. «b» п. 1 ст. 5 Конвенции 1958 г.

Согласно п. 25 обзора, если в деле о банкротстве один из кредиторов выдвинул требование, подтвержденное решением третейского суда, против такого требования могут выдвигаться возражения об основаниях для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных, в частности, ст. 239 АПК РФ. Юлий Тай полагает, что данный пункт уточняет достаточно часто встречающуюся проблему о реакции конкурсных кредиторов на заявление требований иных кредиторов к должнику-банкроту, основанному на решении арбитража. «Невозможно сказать, что данное разъяснение имеет какое-то революционное или новаторское значение, но явно содействует защите прав добросовестных кредиторов», – отметил адвокат.

Читайте так же:  Реорганизация юридических лиц гражданский кодекс

В п. 26 отмечено, что введение процедуры реализации имущества гражданина в рамках банкротства в отношении одного из солидарных должников не является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в отношении других солидарных должников.

Общая оценка документа экспертами

Проанализировав обзор, Юлий Тай обратил внимание на объем его вступительной части. «Президиум Суда напоминает “краткую историю предыдущих серий”, включая основные нормативные акты и международные конвенции, а также статистические данные указанной категории споров, которые свидетельствуют о том, что она, мягко говоря, не является самой популярной и животрепещущей (чуть более тысячи дел в год на обе системы судов), представляя собой некое методическое пособие для начинающих», – отметил эксперт.

По его мнению, сам жанр тематических обзоров, утверждаемых Президиумом ВС, уже многократно, подробно и вполне обосновано критиковался в правовой науке, прежде всего за то, что нормативная определенность данных текстов вызывает много вопросов и нареканий. «Зачастую после появления подобного разъяснения становится еще менее понятно, чем до него. Это происходит либо из-за многословного пересказа реального или выдуманного (додуманного) дела, либо в связи с тем, что начальная фабула (вывод) не подтверждается последующим примером, а порой и вовсе его опровергает», – пояснил Юлий Тай со ссылкой на п. 8 обзора, в котором говорится о том, что арбитражное соглашение может заключаться путем присоединения к рекомендуемой арбитражной оговорке, содержащейся в уставе, однако в приведенном примере такой возможности не существовало.

Андрей Панов полагает, что несмотря на реформу российского арбитражного законодательства и связанные с этим надежды на изменение отношения судов к третейскому разбирательству практика идет в обратном направлении. «Во многих судебных актах сквозят недоверие к третейскому разбирательству и непонимание сути третейского разбирательства, – отметил эксперт. – Поможет ли обзор преодолеть эти негативные тенденции судебной практики – покажет только время».

Он добавил, что в целом обзор не содержит каких-то особенно интересных или неожиданных разъяснений, существенная часть его состоит из воспроизведения положений применимого законодательства или элементарнейших выводов из них (например, п. 1, 3, 4). «Непонятно, неужели суды не могут прочитать эти законодательные положения самостоятельно? Но, наверное, лучше, чтобы обзор был, чем если бы его не было. Отрадно, что ВС РФ подчеркнул, что право на передачу споров в арбитраж основано на Конституции», – считает Андрей Панов.

Источник: http://www.advgazeta.ru/obzory-i-analitika/vs-podgotovil-obzor-sudebnoy-praktiki-po-delam-svyazannym-s-treteyskim-razbiratelstvom/

Практика рассмотрения верховным судом арбитражных споров

В 2017 году Верховный Суд РФ пересмотрел два дела, затрагивающих вопрос продолжительности процессуального срока для обжалования определения о распределении судебных издержек по корпоративным спорам. В обоих делах ставился единый вопрос, и была выражена одна и та же правовая позиция. Рассмотрим одно из них.

Участница ООО на протяжении полугода не могла вручить директору своё заявление о выходе из состава участников, поэтому обратилась в суд с иском о понуждении компании направить в налоговую инспекцию документы для регистрации её выхода. В судебном заседании представитель ответчика получил заявление, выход был зарегистрирован, и суд отказал в удовлетворении требований в связи с их фактическим исполнением.

Истец обратилась в суд за компенсацией судебных издержек. Первая инстанция в требовании отказала, а апелляционная инстанция жалобу возвратила, сославшись на то, что жалоба подана за пределами десятидневного срока, предусмотренного ч. 1 ст. 225.9 АПК РФ. Кассация с таким подходом согласилась. Жалоба была подана в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Перед судьями был поставлен вопрос: какой срок применяется к обжалованию определений о взыскании расходов по корпоративному спору — общий месячный, предусмотренный ч. 3 ст. 188 АПК РФ, или специальный десятидневный, предусмотренный ч. 1 ст. 225.9 АПК РФ?

Высшая судебная инстанция разъяснила, что вопрос распределения издержек по корпоративному спору сам по себе не относится к категории корпоративных, поэтому подлежат применению общие положения об обжаловании определений арбитражного суда, то есть срок составляет 1 месяц. Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Компания состояла из трёх участников: двух граждан — Агаркова и Янкелевич, владевших по 25% уставного капитала, и ООО, владевшего 50%. Директором был избран Янкелевич. Спустя некоторое время участник-ООО был исключен из ЕГРЮЛ как недействующий. Оставшиеся участники решение о распределении доли выбывшего учредителя не принимали.

Агарков направил в адрес общества требование о созыве внеочередного общего собрания, но, не дождавшись уведомления директора о проведении собрания, фактически провёл его самостоятельно и принял решение о прекращении полномочий второго участника, Янкелевича, в качестве руководителя и об избрании на эту должность другого лица.

Янкелевич обратился с иском в суд о признании корпоративного решения недействительным со ссылкой на то, что Агарков не имел права проводить собрание самостоятельно, к тому же количества его голосов (25%) явно было недостаточно для принятия решения об избрании директора.

Суды трёх инстанций единодушно в требовании отказали, сославшись на законность действий Агаркова. Однако Верховный Суд РФ с таким подходом не согласился и пересмотрел дело по существу. Судьи посчитали, что Агарков не имел права самостоятельно проводить собрание, так как требование о созыве было получено не самим обществом, а другим лицом, при этом самостоятельное требование в адрес второго участника и вовсе не направлялось. Тройка констатировала также и отсутствие кворума для принятия решения, хотя доля выбывшего участника и не могла учитываться при подсчёте голосов, тем не менее Агарков не владел простым большинством голосов для принятия решения, так как оставшимся участникам принадлежало по четверти уставного капитала. Для принятия же решения об избрании руководителя компании необходимо простое большинство голосов. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В ООО было два участника: Давыдов и Дудко. Давыдов вышел из общества и выиграл дело о взыскании действительной стоимости доли. Но в ЕГРЮЛ сведения о его выходе так и не были внесены, а позже выяснилось, что общество зарегистрировало выход Дудко, в связи с чем регистрация выхода Давыдова невозможна — ведь тогда в ООО никого не останется.

Давыдов обратился с иском в суд об оспаривании выхода Дудко и признании за ним права на долю, ссылаясь на то, что Давыдов первым заявил о своём выходе (оба заявления были поданы в 2014 году в простой письменной форме).

При рассмотрении этого дела суды сослались на другое дело, в котором Давыдов взыскал действительную стоимость доли (А40-129418/2014) — в нём рассматривался вопрос о фальсификации заявления Дудко о выходе, которое было датировано ранее, чем заявление Давыдова. Однако представитель общества заявил ходатайство об исключении заявления Дудко из числа доказательств, в связи с чем экспертиза давности изготовления данного документа не проводилась. Это послужило поводом для отказа в иске о признании права на долю за Дудко и возврате его в состав участников, так как суды трёх инстанций посчитали, что факт выхода Дудко из общества недействительным не признан.

Читайте так же:  Государственная регистрация юридических лиц административное право

Давыдов обратился с жалобой в Верховный Суд РФ. Тройка судей установила, что фактически Давыдов участником общества не является, что подтверждено решением суда о взыскании действительной стоимости доли. При этом Дудко исключен из числа участников с выплатой действительной стоимости доли на основании заявления о выходе, достоверность которого не нашла своего подтверждения в судебном порядке, так как заявление было отозвано из материалов дела. В такой ситуации судам следовало проверить обстоятельства выхода каждого участника из общества, в том числе установить очерёдность, чтобы определить, кто из них первым реализовал своё право на выход. Дело отправлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции с указанием распределить бремя доказывания правомерности выхода каждого из участников и правильно применить нормы материального права.

Гусельников продал 50% уставного капитала своей компании Астраханцеву с отсрочкой платежа на месяц — не позднее 19.05.2012. Не получив оплату, Гусельников обратился с исками о её взыскании сразу в три суда: в Мытищинский городской суд (14.05.2015) и в арбитражные суды Москвы и Московской области (19.05.2015). Областной арбитражный суд вернул иск в связи с неподсудностью (24.06.2015). Арбитражный суд г. Москвы и Мытищинский городской суд сослались на неподведомственность спора и также иск вернули (10.09.2015 и 26.08.2015 соответственно).

Гусельников заново подал иск в Арбитражный суд г. Москвы (16.09.2015) и получил отказ в удовлетворении исковых требований в связи со ссылкой ответчика на пропуск срока исковой давности. Апелляция и кассация согласились с таким подходом. Верховный Суд РФ принял жалобу Гусельникова и пересмотрел дело по существу, напомнив нижестоящим судам правила об исчислении процессуальных сроков.

Согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации», по смыслу ст. 204 ГК РФ до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается лишь в случаях оставления заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным абз. 2 ст. 220 ГПК РФ (неподведомственность спора), п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ (неподведомственность спора), с момента вступления в силу соответствующего определения суда либо отмены судебного приказа. В случае прекращения производства по делу по указанным выше основаниям, а также в случае отмены судебного приказа, если неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев (п. 1 ст. 6, п. 3 ст. 204 ГК РФ).

Применительно к делу данные правила должны были учитываться следующим образом: с учётом того, что первый иск был подан в Мытищинский городской суд 14.05.2015, срок перестал течь и возобновился после вынесения определения о прекращении производства по делу от 26.08.2015 и удлинился на шесть месяцев, то есть до 26.02.2016. Вместе с тем истец обратился в арбитражный суд с иском 16.09.2015, то есть в пределах срока исковой давности. При таких обстоятельствах у судов отсутствовали основания полагать, что Гусельников пропустил срок исковой давности. Дело отправлено на новый круг.

В крестьянском (фермерском) хозяйстве было три члена: Губаева, Чельдиев и Чельдиева. Решением общего собрания членов КФХ от 28.05.2013 был оформлен выход Чельдиева и Чельдиевой и принят устав в новой редакции. Документы были поданы в налоговую инспекцию, и соответствующие изменения зарегистрированы в ЕГРЮЛ.

Два года спустя (27.05.2015) Чельдиев и Чельдиева обратились в арбитражный суд с иском об оспаривании решения собрания от 28.05.2013 со ссылкой на то, что заявления о выходе не подавали, о собрании не извещались, по вопросам повестки дня не голосовали, а об изменениях узнали только 19.05.2015, когда получили выписку из ЕГРЮЛ.

Суды трёх инстанций в иске отказали, сославшись на то, что истцами пропущен шестимесячный срок для обжалования корпоративного решения, предусмотренный п. 5 ст. 181.4 ГК РФ.

Не согласившись с принятыми актами, истцы пожаловались в Верховный Суд РФ, утверждая, что к правоотношениям должен применяться общий срок исковой давности, который составляет три года, так как заявленные истцами требования, по сути, направлены на восстановление корпоративного контроля, а не на оспаривание корпоративного решения. Перед судьями стал вопрос: вправе ли суд ограничиваться сформулированным истцами способом защиты или должен исходить из сути спора?

Ранее суды сталкивались с такими вопросами и давали свои разъяснения. В совместном постановлении Пленумов Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» было указано, что в случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты, при очевидности преследуемого им материально-правового интереса, суд не должен отказывать в иске ввиду неправильного указания норм права, а обязан сам определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы подлежат применению.

Отказ в иске со ссылкой на неправильный выбор способа судебной защиты (при формальном подходе к квалификации заявленного требования) недопустим, поскольку не обеспечивает разрешение спора, определённость в отношениях сторон, баланс их интересов и стабильность гражданского оборота в результате рассмотрения одного дела в суде, что способствовало бы процессуальной экономии и максимально эффективной защите прав и интересов всех причастных к спору лиц.

Судебно-арбитражной практикой допускалось в целях защиты участников коммерческих корпораций предъявление исков, направленных на восстановление корпоративного контроля, что в последующем нашло закрепление в п. 3 ст. 65.2 ГК РФ. Восстановление корпоративного контроля является одним из частных случаев восстановления положения, существовавшего до нарушения права (ст. 12 ГК РФ), к которому применяется общий срок исковой давности.

С учетом того, что истцы не выражали волю на выход и не знали о проведённом собрании, а их требования сводились фактически к возврату утраченных долей, а ответчик так и не представил в материалы дела заявления о выходе истцов, то судам надлежало проверить и оценить доводы истцов и предложить им уточнить предмет иска, а ответчику — документально опровергнуть доводы истцов. Дело направлено на новое рассмотрение.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://corplaw.pro/corporativnie-spori

Практика рассмотрения верховным судом арбитражных споров
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here