Уголовная ответственность номинального директора

Полная информация на тему: "Уголовная ответственность номинального директора". Здесь собран полезный материал по теме из авторитетных источников. После прочтения вы можете задать оставшиеся вопросы дежурному юристу.

Ответственность номинального директора в 2017 году

В Интернете и других источниках достаточно распространены объявления, в которых граждане ищут человека, согласившегося бы выступить в роли номинального руководителя (генерального директора и др.) вновь созданной или ранее действующей организации, чаще всего ООО. За такую, казалось бы пустяковую услугу предусмотрено неплохое вознаграждение, размер которого доходит до нескольких десяток тысяч рублей. Подобные подставные, или номинальные директора не участвуют в деятельности общества, не принимают каких-либо решений, не распоряжаются печатью организации, нередко подписи на текущей документации ставятся от их имени, , однако в случае выявления нарушений законодательства компанией вся ответственность будет ложиться прежде всего на них.

ФЗ № 488, принятый 28 декабря 2016 года и вступивший в силу 28 июня 2017 года, содержит ряд положений, направленных на борьбу с такими явлениями, как «фирма-однодневка» и «номинальный директор». В частности, Закон предусматривает, что солидарную ответственность по долгам исключенной из ЕГРЮЛ фирмы будет нести директор, но в том случае, если данное лицо действовало недобросовестно или неразумно. Это значит, что фирму с долгами невозможно будет бросить без последствий для «номинала», хотя таким гражданам грозит не только гражданско-правовая ответственность.

Сам рассматриваемый Федеральный закон от 28.12.2016 года состоит всего из 4 статей. Первые три статьи содержат текст изменений, которые вносятся соответственно в три действующих закона: «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», «О несостоятельности (банкротстве)». Статья 4 указывает срок в 180 дней, по истечении которых закон вступает в силу, и регламентирует иные вопросы, связанные с вступлением в силу отдельных положений закона.

С вступлением в силу данного закона ликвидация организации, как и банкротство более не дают каких-либо преференций в плане освобождения от ответственности. В течение 3 лет с момента ликвидации организации налоговые органы вправе проверить и установить её связь с «серыми» конторами или фирмами-однодневками, посчитать штрафы, пени и недоимки и в связи с невозможностью предъявления претензий к ликвидированной фирме предъявить претензии к руководителю или учредителям общества. В этой части субсидиарной ответственности бенефициаров (учредителей, собственников и др.) и руководителей организации рассматриваемый закон полностью вступил в силу с 01 июля 2017 года.

Уголовная ответственность номинального директора

Само по себе создание фирмы через подставных лиц является преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст.173.1 УК РФ. Причем не имеет значения, принесло ли данное деяние ущерб другим лицам, либо нет. Самим же номинальным директорам грозит ответственность по ст.173.2 УК РФ за предоставление своих документов для создания фиктивной организации Максимальная санкция за ч.1 — до 2 лет исправительных работ, за ч.2 — до 3 лет лишения свободы.

Несмотря на то, что в России фактически насчитываются десятки тысяч «фирм-однодневок», статья 173.2 УК РФ, введённая в кодекс в 2011 году, нечасто применяется на практике. Например, в Санкт-Петербурге был привлечён первый номинальный директор к ответственности в 2017 году, хотя санкция оказалась не слишком суровой — 3 месяца условно. Сейчас правоохранительные органы изыскивают новые способы борьбы с фиктивными организациями, поэтому количество возбужденных дел по рассматриваемой статье будет ежегодно только возрастать.

Номинальный директор: как избежать ответственности?

Причины, по которым граждане становятся номинальными руководителями, самые различные. В большинстве случаев в основе лежат корыстные мотивы, желание получения стабильного дохода без необходимости работать, так называемая и столь любимая нашими гражданами «халява». Известны и такие случаи, когда номинальными руководителями граждане становились желая оказать дружескую услугу, по просьбе близкого знакомого или родственника, который не может оформить на себя организацию в силу действительных или выдуманных причин (отсутствие гражданства, документа, удостоверяющего личность, наличие возбужденных исполнительных производств и др.)

В некоторых случаях граждане становятся номинальными директорами неосознанно; утерянным или украденным паспортом может воспользоваться мошенник, выдав себя за владельца документа.

Независимо от причин, по которым то или иное лицо стало номинальным руководителем организации, в подавляющем большинстве случаев о возможной ответственности никто не задумывается либо не представляет реальных её размеров. Между тем возможная ответственность в подобных случаях достаточно велика и многообразна, начиная от уголовной ответственности, сопряжённой с назначением наказания, в том числе в виде лишения свободы, административной ответственности, заканчивая ответственностью в порядке гражданского судопроизводства с присуждением выплат, превышающих в сотни и более раз полученное вознаграждение.

Но выход из ситуации есть, правильно избранная позиция и квалифицированные действия помогут выйти из ситуации и избежать ответственности.

В случае, если Вы потеряли паспорт или паспорт был у Вас похищен, своевременно поданное заявление в полицию — хорошая страховка и доказательство непричастности к деятельности организации в случае возбуждения уголовного дела или возникновения гражданского спора.

Если же лицо пошло самостоятельно на предоставление своих документов для регистрации фирмы, то и в этом случае вариантов выхода из проблемной ситуации может быть множество. В зависимости от занятой позиции защиты, выдвинутой версии и доказательств, её подтверждающих, возможно добиться прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования. Также исходя из конкретных обстоятельств дела, поведения на следствии (дознании) и суде, характеризующих личность материалов можно добиться освобождения от уголовной ответственности или от наказания по самым различным основаниям: в связи с деятельным раскаянием, в связи с возмещением ущерба и уплатой в бюджет денежного возмещения, в связи с назначением судебного штрафа, в связи с истечением сроков давности, изменением обстановки или болезнью и по другим основаниям.

Однако и недооценивать риски ни в коем случае нельзя. Если Вы считаете, что Вам грозит привлечение к уголовной ответственности по ст.173.2 УК РФ либо по иным статьям за совершение преступлений в сфере экономической деятельности, — обратитесь за помощью к адвокату по уголовным делам. Специалист сделает все возможное, чтобы Вы избежали уголовной ответственности и были освобождены от наказания.

Источник: http://www.advo24.ru/publication/otvetstvennost-nominalnogo-direktora-v-2017-godu.html

Читайте так же:  Обязательный аудит малого предприятия

Номинальный директор. Ответственность. 2017

Приглашение на должность формальных руководителей широко распространено. И достаточно много людей добровольно принимают сделанные им предложения, но не все из них знают о последствиях назначения номинальным директором. В 2017 году ответственность для таких лиц предусмотрена суровая — вплоть до уголовной.

Номинальный директор — кто он?

Существует такое понятие как номинальный директор. В законодательстве оно не закреплено, а сформировалось на практике. Так принято называть руководителя, которого назначил реальный владелец бизнеса, по каким-то причинам желающий остаться инкогнито.

Это понятие возникло не сегодня и многие ЮЛ пользовались услугами номинальных директоров. В основе этого явления лежало стремление передать управление ЮЛ в руки человека, имеющего необходимые для управления навыки и знания. Услугами номинальных директоров пользовались лица, желающие создать бизнес в другом государстве, так как для управления таким бизнесом необходимо знание местного законодательства и порядка ведения бухгалтерского, налогового учета и т.д.

«Номинальный» или «фиктивный»?

В настоящее время понятие «номинальный директор» воспринимается скорее как «фиктивный директор» и ассоциируется с неблагонадежностью. Некоторые авторы отождествляют понятия «номинальный директор» и «подставное лицо».

Налоговые органы прямо предупреждают налогоплательщиков о том, что наличие у хозяйствующего субъекта номинального директора является основанием для более тщательной проверки контрагента.

При наличии у сотрудников налоговых органов сомнений относительно «реальности» руководителя ЮЛ, они могут в нести в ЕГРЮЛ запись о том, что сведения о ЮЛ, содержащиеся в реестре, являются недостоверными. Кроме того, для учредителей (участников) и руководителей такого ЮЛ будет введено еще одно ограничение — в течение трех лет после внесения в реестр записи о недостоверности эти лица не смогут выступать руководителями или участниками (учредителями) других ЮЛ.

Номинальный директор в нашей действительности — это, по сути, посторонний для ЮЛ человек, который за плату подписывает документацию ЮЛ, включая налоговую и прочую отчетность. Для регистрации фирм-однодневок фиктивные руководители лишь подают заявление в налоговый орган и открывают расчетный счет в банке или подписывают генеральную доверенность на осуществление функций руководителя.

На практике в настоящее время номинальных директоров в основном нанимают с целью:

  • получения необоснованной налоговой выгоды;
  • банкротства или ликвидации юридического лица для ухода от выплаты долгов и исполнения обязательств;
  • легализации доходов от преступной деятельности;
  • получения кредитов и бюджетных субсидий.

Ответственность номинального и фактического директоров

Ст. 61.13 Закона о банкротстве от 26.10.2002 N 127-ФЗ предусмотрена ответственность руководителя должника, коим и является номинальный директор, за нарушение требований указанного Закона в виде обязанности возместить причиненные убытки.

По ст. 61.12 этого же Закона номинальный директор может быть привлечен к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о признании должника банкротом в установленный срок по обязательствам, возникшим после истечения указанного срока. Кроме того, за неисполнение указанной обязанности п. 5 ст. 14.13 КоАП РФ предусмотрена еще и административная ответственность.

Помимо этого ст. 61.11 Закона о банкротстве предусмотрена субсидиарная ответственность и фактического руководителя по обязательствам должника.

Закрывая вопрос об ответственности, связанной с банкротством должника, напомним и об уголовной ответственности руководителя за преднамеренное или фиктивное банкротство, предусмотренной ст. ст. 196, 197 УК РФ.

В случае доказанности факта уклонения от уплаты налогов и/или сборов номинальный директор может быть привлечен к ответственности по ст. 199 УК РФ.

За предоставление недостоверных сведений о ЮЛ в налоговый орган ответственность предусмотрена п. 4 ст. 14.25 КоАП РФ .

Кроме того ст. 14.25.1 КоАП РФ ответственность предусмотрена и за нарушение обязанности по установлению и представлению информации о фактических владельцах юридического лица.

Помимо этого руководитель может быть привлечен к уголовной ответственности за незаконное получение кредита по ст. 176 УК РФ.

Ну и конечно уголовная ответственность предусмотрена ст. ст. 173.1 и 173.2 УК РФ за незаконное создание ЮЛ и незаконное использование документов для его создания. При чем к ответственности по указанным статьям могут привлечены как номинальный, так и фактический руководители.

Источник: http://glavkniga.ru/situations/s505085

За что накажут номинала: пять арбитражных дел о подставных директорах

Вывод денег по карточкам

В деле о банкротстве «Новых строительных технологий» (НСТ) № А60-54141/2015 арбитражный управляющий Роман Буров пытался вернуть 12,4 млн руб., которые неустановленное лицо вывело со счета с помощью корпоративных карт в 2013 году. Одной из ответчиц была Елена Петровская, которая, согласно показаниям бухгалтера, выступала номинальным директором «НСТ», «раз или два раза в месяц приезжала подписывать документы и получала за это деньги». Фактически руководила компанией Елена Смирнова – она «имела доступ к банковским счетам и карточкам, вела переговоры, но бумаги не визировала». Это подтвердила и сама Петровская, которая рассказал, что компанию «НСТ» создали для фиктивного участия в торгах, чтобы изображать конкуренцию.

АС Свердловской области отказался взыскивать пропавшие 12,4 млн и с «номинала» Петровской, и с теневого директора Смирновой. Он пришел к таким выводам, потому что Петровская не имела доступа к счетам и, судя по отметкам в загранпаспорте, находилась за рубежом, когда снимали деньги. Что касается Смирновой, то управляющий не доказал, что она контролировала должника именно в спорный период.

Иного мнения оказались 17-й арбитражный апелляционный суд и АС Уральского округа, которые обязали вернуть деньги обеих ответчиц. Они посчитали, что причастность Смирновой доказана, и подробно объяснили, почему номинальный руководитель Петровская тоже отвечает за недостачу. Она не доказала, что не распоряжалась счетом должника и не имела доступ ко счетам, хотя она была директором, для которого эти полномочия презюмируются. Более того, Банк.24, где «НСТ» открыли счет, сообщил, что держателем корпоративной карты и владельцем ключа ЭЦП числилась именно Петровская. К тому же, даже если она формально участвовала в создании компании, она по-прежнему обязана контролировать денежные операции компании, решили апелляция с кассацией. Они расценили не в пользу Петровской и ее собственные слова о том, что компания была создана для фиктивного участия в торгах, то есть с противозаконной целью.

Подпись – значит помощь

Конкурсный управляющий «ЭТК «Кама» Лев Шляпин добивался привлечения к субсидиарной ответственности не только его теневого бенефициара Вячеслава Потанина, но и номинального руководителя Игоря Черепанова. В деле № А50-16985/2014 АС Пермского края согласился, что Потанин должен отвечать по долгам компании на 870,9 млн руб., выведенных по договорам займа. А Черепанову сначала удалось избежать ответственности. Директор убедил суд в том, что он лишь «беспрекословно исполнял волю Потанина, не имел личного интереса и не получал никакой выгоды, когда подписывал договора займов».

Читайте так же:  Учредитель ооо это работа

Директору удалось убедить суд, что он лишь «беспрекословно исполнял волю» настоящего руководителя. Но апелляция отменила это решение.

Такое решение обжаловали Шляпин и налоговая, которая выступала кредитором. 17-й арбитражный апелляционный суд изменил решение в мае 2018-го. Черепанов занимал должность директора, а значит, обязан был действовать добросовестно, разумно, в интересах общества. Однако именно он подписывал договоры займа, с помощью которых из фирмы выводили деньги. Даже если он выполнял волю Потанина и не интересовался последствиями сделок – такое поведение все равно нельзя назвать добросовестным, рассудил 17-й ААС. По его мнению, освобождая Черепанова от ответственности, первая инстанция не учла разъяснения п. 6 постановления Пленума ВС № 53 от 21 декабря 2017 года. Он гласит, что формальный директор, даже целиком устранившись от дел, не утрачивает статус контролирующего лица, ведь он юридически сохраняет свои полномочия.

Директор-агент

В банкротном деле ООО «Водопроводно-коммунальное хозяйство» АС Кемеровской области решал, кого привлечь к субсидиарной ответственности на 30 млн руб. за неподачу заявления в суд при наличии признаков банкротства (к ним управляющий Сергей Бычков отнес 2 млн руб. долга по аренде). Управляющий и кредитор ФНС настаивали, что отвечать по долгам компании должен ее бывший директор Сергей Кабаев. Он значился как глава фирмы в ЕГРЮЛ и уже привлекался к административной ответственности за то, что не подал заявление о банкротстве.

Но арбитражный суд с этим не согласился. Он пришел к выводу, что виноват «не номинальный директор Кабаев, а ООО «Тепло» в лице директора Н. Зайкова, которое по агентскому договору получило полномочия по руководству текущей деятельностью общества». Это подтверждается постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Зайкова по признакам ст. 199.2 УК («Сокрытие средств, за счет которых должны были уплачиваться налоги»). Как показала уголовная проверка, в 2014–2015 годах директором значился Кабаев, но фактически фирмой руководил Зайков. В материалах проверки были изложены и показания самого «номинала» – тот утверждал, что не ведал финансовыми и хозяйственными делами компании и был в подчинении у Зайкова.

В итоге АС Кемеровской области отказался привлекать к субсидиарной ответственности. Управляющий не смог доказать, что делами фирмы действительно управлял Кабаев, а 2 млн руб. долга по аренде необязательно означали неплатежеспособность компании, которая имела положительные бухгалтерские балансы. Такое решение в деле № А27-10079/2016 суд вынес в июне 2018 года, и, как сообщает Caselook, оно не обжаловалось.

Бенефициары вступились за «номинала»

Юрий Беспалов и Андрей Кияшко, которые получили 10 лет лишения свободы на двоих за обман и присвоение денег дольщиков (ч. 4 ст. 159 УК), просили не привлекать к субсидиарной ответственности на 4,3 млн руб. номинального директора одной из своих фирм «КБ-Новый Дом» Максима Некоза. Он не передал документы компании-банкрота ее конкурсному управляющему Михаилу Бендикову. Без них сложно было понять, какие активы компании можно продать для расплаты с кредиторами. Поэтому Бендиков решил, что Некоз должен ответить по долгам «КБ-Новый дом» в рамках дела № А53-513/2016.

Против этого возражал Беспалов, который прислал письменные пояснения из СИЗО. Он пояснил, что Некоз лишь формально числился директором и учредителем компании, не руководил ею и не управлял денежными потоками. Право первой подписи в банке, которое давало право распоряжаться финансами, кроме Некоза, имели Беспалов и Кияшко (в банке подтвердили, что платежные поручения подписывали только теневые директора). Беспалов объяснил, что все документы он хранил у себя, а затем они были частично изъяты при обыске, частично утеряны. То есть Некоз ничего и не мог передать управляющему. Также Беспалов рассказал, что в 2015 году они с Кияшко решили назначить его директором вместо «номинала», потому что «предполагалась активно вести строительство, требовалось реальное постоянное руководство предприятием». Об этом оформили протокол общего собрания участников в том же 2015-м. Беспалов якобы договорился с Кияшко, что тот зарегистрирует изменения в ЕГРЮЛ, но последний этого почему-то не сделал.

Бенефициары просили не привлекать «номинала» к ответственности, потому что он ничего не решал в бизнесе. Но суды пришли к другому выводу.

Суды согласились, что Некоз был формальной фигурой в «КБ-Новый дом», но отказались освобождать его от ответственности. Несмотря на объяснения о смене директора, главой компании в ЕРГЮЛ значился по-прежнему Некоз до начала банкротства в 2017-м. Юридически он сохранял право подписи в банке. Получив требование управляющего передать документы, Некоз ничего не предпринял: он умолчал, что является «номиналом», не требовал у Беспалова и Кияшко отдать ему бумаги компании, не сообщил, что их изъяли оперативники. АС Ростовской области привлек «номинала» к ответственности на все 4,3 млн руб., но апелляция сократила эту сумму в три раза, до 1,4 млн руб. Ответчик раскрыл информацию, которая помогла установить бенефициаров, объяснил 15-й арбитражный апелляционный суд.

Не получила документы

Динара Хузина руководила компанией «Исток» с 2012 до 11 февраля 2015 года, а затем ее сменила Ольга Кочанова. Процедуру банкротства «Истока» по заявлению кредитора начали в конце 2015 года, но арбитражный управляющий Лариса Михайлова не смогла получить у Кочановой бухгалтерскую и финансовую документацию компании. Та ответила, что у нее ничего нет и к фирме не имеет никакого отношения. В результате Михайлова не смогла сформировать конкурсную массу для расчетов с кредиторами. Она потребовала, чтобы суд привлек к субсидиарной ответственности на 1,1 млн руб. и Хузину, и Кочанову в деле № А07-26128/2015.

Суды согласились, что по долгам «Истока» должна отвечать Хузина, потому что в период ее работы – с конца 2014 по 9 февраля 2015 года – из общества выводились средства. При этом две инстанции освободили от ответственности Кочанову. Они подтвердили, что «номинал» не получала документацию фирмы от Хузиной. А последняя не доказала, что исполнила обязанность обеспечить сохранность бумаг и передать их следующему директору.

Читайте так же:  Будущее акции дивиденды

Источник: http://pravo.ru/story/205113/

Субсидиарная ответственность номинального директора

Кто такие, как привлекают и как избежать

Мы не раз сталкивались с клиентами, которые фактически (или буквально) выполняли роль номинального директора. Финансовые соображения, доброта душевная или «скромное» невежество — мы не копаемся в душах и не выпытываем, как так получилось. Однако чаще к нам приходят, когда уже есть четкий диагноз — субсидиарка четвертой стадии, шансы на выздоровление близятся к нулю.

Эта статья — руководство для тех, кто уже по уши, вот-вот может оказаться или только подумывает стать номинальным директором. В общем, потенциальные, действующие или уже встрявшие номиналы, этот текст для вас. Обращаем внимание, что мы разбираем именно риски субсидиарной ответственности: уголовка и административка — это уже другая степь.

Кстати, раз в месяц мы разбираем вопрос одного нашего подписчика и высылаем ответ на почту. Ответ высылаем только подписчикам рассылки, так что оставьте свою почту на нашем сайте

Откуда берутся номиналы

Номинальный директор (в просторечии: номинал, зиц-председатель, гном) — лицо, являющееся руководителем на бумаге, тогда как реально руководит балом другой человек. Номинал выполняет поручения от лица руководства: подписывает договоры, открывает счета в банках, мелькает на собраниях, регистрирует юр. лица. При этом официально на руках у него не бывает никакой документации дольше, чем нужно на проставление подписи, он не может принимать решения без согласования «хозяина» или распоряжаться «своей» долей в уставном капитале.

Условно это тот же наемный сотрудник, который просто выполняет поручения свыше, только за ним в ЕГРЮЛ держится запись «лицо, имеющее право действовать без доверенности».

Зачем нужны

Номинального директора могут нанимать как на краткосрочной основе: нужно открыть расчетный счет, заключить несколько сделок, так и на постоянной, к примеру, если реальному руководителю никак нельзя быть связанным с конкретным юр. лицом.

Вообще тема с номиналами двоякая. При этом, должность номинального руководителя не всегда означает, что номинал обязательно выполняет роль марионетки, которой попользуются и выкинут. Иногда номинальный директор обладает высокой профессиональной квалификацией и выполняет свои функции на протяжении длительного времени. Чаще всего номиналы нужны для следующих целей:

За что привлекают

Не нужно быть семи пядей, чтобы понять, что директор, он и в Африке директор, а значит, КДЛ. Именно его имя числится в ЕГРЮЛ, а значит, на него валится вся ответственность за косяки организации. Ранее мы подробно разбирали, по каким именно основаниям могут привлекать гендиров. То же самое и по тем же основаниям светит номинальным директорам — повторяться не будем, читайте здесь.

Само по себе привлечение номинала к ответственности можно рассмотреть с двух сторон. Вроде же человек не виноват, сам не ведал, что творил — с чего бы на него долги вешать? С другой, если номиналов всегда будут отпускать на все четыре стороны — не они же довели компанию до банкротства, за что наказывать — тогда и реальные бенефициары начнут говорить, что они номиналы. Собственно, мы слышали о некоторых товарищах, которые, будучи реальными гендирами, строят из себя номиналов — как раз под дудку, что не они же у руля стояли.

Вот, кстати, и пример грустного опыта из свежей практики, когда номиналу прилетело.

В рамках дела о банкротстве компании конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении к субсидиарке Папченко, Фетисова, Цурупы и ООО «Системы управления». Первому удалось удачно соскочить: он покинул пост директора задолго до банкротства компании, а вот с остальными ситуация была интереснее.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебный акт по этому делу:

Серым кардиналом был Цурупа и его компания ООО «Системы управления». Суд признал их исключительные управленческие полномочия. Фетисов же начинал в компании с должности специалиста, а закончил… гендиром. Номинальным.

Собственно, свою невиновность он отстаивал тем, что был наемным работником, который был лишен возможности руководить организацией, в том числе он не обладал электронно-цифровой подписью (ЭЦП), что подтверждается свидетельскими показаниями главного бухгалтера. Более того, он предпринял меры по раскрытию бенефициара бизнеса, Цурупы, путем передачи соответствующих документов арбитражному управляющему. И помог найти имущество. Да еще и подал заявление на банкротство.

Суд посмотрел на все это дело, поблагодарил Фетисова за содействие и… впаял солидарную субсидиарку на 61 лям.

В принципе, и в «старой» практике подобных кейсов хватало. Вот пример.

Разбор другой практики

Раз с критериями привлечения к субсидиарке все ясно, разберем, как от нее можно защититься.

Видео (кликните для воспроизведения).

Начиналось все традиционно: в марте 2017 г. ИстЭнерго обратилась с заявлением о признании банкротом компании Трансмастер и стала единственным конкурсным кредитором.

Имущества Трансмастера не хватило для погашения ее требований, так что нужно было выявить тех, кого можно потянуть за этим кораблем. Таких нашлось двое: Дунаев и Золотов. В июле 2018 оба товарища были привлечены к субсидиарной ответственности, а в феврале 2019 с них солидарно взыскали 51 лям. Пока все банально, не так ли? Едем дальше.

Дунаев был не согласен с таким решением и подал апелляционную жалобу, которая поступила… в октябре 2019 г. Так, ребята из «Игумнов Групп», вы что-то путаете… Какой октябрь? А как же 10-дневный срок на обжалование?

Дело в том, что у Дунаева возникли проблемы со здоровьем, из-за которых он находился на лечении. Несмотря на возражения конкурсного, суд принял жалобу: причина же была уважительная, тем более, что подтверждалась документально.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебный акт по этому делу:

Что же касается сути жалобы, Дунаев сообщил, что директором Трансмастера он был только номинально:

  • вся деятельность, которая привела к банкротству Трансмастера, велась Золотовым без его участия и ведома;
  • никаких сделок и договоров с конкурсным кредитором он не заключал;
  • никогда не встречался с представителями конкурсного кредитора.
Читайте так же:  Причины выкупа акций эмитента у акционеров

Более того, в своей жалобе Дунаев сделал акцент, что еще до привлечения к субсидиарке, он предоставлял информацию о преступных действиях Золотова и в итоге проходил свидетелем по возбужденному уголовному делу. В качестве подтверждения в материалы банкротного дела были представлены протоколы допросов Дунаева от «мая 2016». Таким образом, Дунаев сообщил о действиях Золотова задолго до подачи заявления о признании компании банкротом.

И вишенка на торте: по результатам уголовного дела был вынесен приговор о привлечении к уголовной ответственности Золотова, осуществляющего фактическое управление должником. Обстоятельства, установленные данным судебным актом, имеют преюдициальное значение.

По итогу апелляция удовлетворила жалобу Дунаева частично: 51 лям полностью перевесили на Золотова, а вот расходы на процедуру банкротства (публикации в газете Коммерсант, почтовые расходы и вознаграждение арбитражного управляющего) на сумму 327 тысяч постановили взыскать солидарно с Дунаева и Золотова.

Весьма новаторское решение для нашего суда. А потому это не конец истории: 10 февраля 2020 кассация рассмотрит законность вынесенного судебного акта. И, учитывая его неординарность, не удивлюсь любым результатам.

Как отбиться от субсидиарки

Ситуация усложняется двойственными трактовками норм закона. Так, в законе о банкротстве четко прописано, что номинала можно освободить от субсидиарной ответственности, если он «не оказывал определяющего влияния на деятельность юридического лица (осуществлял функции органа управления номинально)». И тут же Верховный суд разъясняет, что номинал «не освобождается от осуществления обязанностей по выбору представителя и контроля за его действиями (бездействием), а также по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом», а потому может быть привлечен к субсидиарке.

Тем самым, чтобы номиналу отбиться от субсидиарки, важны два условия. Нужно доказать, что:

1) вы реально были не при делах;

2) ткнуть в того, кто на самом деле руководил компанией, или указать, где находится имущество компании.

Вот какие объяснения могут вам в этом помочь:

Не доводил компанию до банкротства. Это касается ситуаций, когда номинал сменил другого номинала на посту задолго до банкротства основного должника. Точнее, больше, чем за 2 года до принятия судом заявления о банкротстве (3 года до момента появления признаков неплатежеспособности — по новой редакции ФЗоБ). Да, детский сад, однако в вышеприведенном кейсе одному из директоров удалось отбиться от субсидиарки как раз потому, что он давно «отошел от дел».

Отсутствие доступа к документации и финансам. Нужно доказать, что у номинального директора не было возможности распоряжаться деньгами компании-должника или принимать за нее решения. К примеру: отсутствовали ЭЦП и доступ к расчетному счету организации, не появлялся в гос. органах и в налоговой его никогда не видели, нет его подписей при заключении сделок, которые привели к банкротству основного должника, да и вообще на этих сделках не присутствовал.

Здесь же помогут не только документы, но и показания свидетелей: сотрудников, контрагентов, даже безопасников на входе в здание. В ту же топку — записи с камер видеонаблюдения.

Другая занятость. Хорошим аргументом в пользу номинальности послужит, если в период восседания на троне гендира, в реальности у номинала была работа в другой организации. Здесь помогут справка с реального места трудоустройства, копия трудовой, 2-НДФЛ за указанный период и выписки с личного банковского счета.

Подтверждение мошенничества. Может оказаться так, что хитроумные бенефициары вообще не заморачивались и от номинала взяли только паспортные данные и подспись, а потом все это дело подделывали. В таком случае может помочь почерковедческая экспертиза. Если в период заключения каких-то сделок вы физически были в другом городе или стране — квитанции и билеты вам в помощь.

Раскрытие информации о бенефициарах бизнеса и их активах. Здесь важно не только пальцем указать, что «вот, Вася виноват», но и подтвердить это документально. В частности, в бой могут пойти переписки, копии заключенных договоров, информация по совершенным сделкам, банковские переводы — в общем, все нужно подкрепить словом и делом.

То же касается и активов, нужно будет предоставить подтверждения, что бенефициар взял деньги «из кассы» должника и потратил их, к примеру, на покупку дома в Ницце или новенького порше. Ну или в отпуск на них слетал.

По итогу всех усилий вам все равно никто не гарантирует успех. Просто потому, что номиналов надо наказывать жестко. Такова политика партии.

Если вы отслеживаете юридические тренды последних 10 лет, то должны были заметить и появление новых статей об уголовной ответственности номиналов, и изменения в законодательстве, позволяющие налоговой дисквалифицировать подозрительных лиц, лишая их права регистрации юр. лиц и управления ими сроком аж на 3 года.

Было бы нелогично, если вот в этой борьбе государство вдруг расслабилось и сказало: «Да пусть они идут на все 4 стороны, они же ни в чем не виноваты”. Так что выиграть суд номиналу — крайне сложная задача. Это мы знаем по собственному опыту, т.к. прямо сейчас ведем с пяток подобных судов. Но тот, кто не борется, обречен на поражение.

Выводы

  1. Номинальный директор — не всегда незаконная тема, но всегда ставит самого номинала под угрозу, что бы там ни обещали.
  2. Привлекают номинала к субсидиарке по тем же основаниям, что и любого гендира.
  3. Есть возможность уменьшить размер субсидиарки. Для этого надо одновременно доказать свою номинальность и указать на реального бенефициара и его активы. Иногда это помогает и полностью отбить требования.
  4. Важно предоставить бумажные доказательства, что вы не могли бы реальным гендиром. Если остались вопросы по теме — вам к этим ребятам.

__

Кондратьева Екатерина, юрист «Игумнов Групп», профи по банкротствам юридических и физических лиц, специалист-схемотехник

Специализация: Индивидуальное сопровождение банкротства. Защита от субсидиарной ответственности в суде и юридическая помощь в исполнительном производстве.

Кстати, если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, оставьте свой e-mail у нас на сайте. Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

Читайте так же:  Как перестать быть учредителем ооо

Практикуем и рассказываем о защите бизнеса, учредителей, гендиров и бухгалтеров, списании долгов, банкротстве, сохранении активов, снятии субсидиарной ответственности и не только. Своими знаниями делимся в блоге, с подписчиками нашей рассылки и при встречах. А ещё — у нас офис с видом на Кремль и Зарядье. Ждем в гости.

Источник: http://www.klerk.ru/blogs/igumnovgroup/495398/

Кто такой номинальный директор и какую он может понести ответственность

Всем привет! Сегодняшний рассказ о том, какую несет номинальный директор ответственность по законодательству и что представляет собой эта фигура.

После того как ООО зарегистрировано, вся административная и уголовная ответственность за ее деятельность ложится на плечи руководителя компании, формально являющимся единоличным исполнительным органом.

Некоторые учредители, чтобы избежать ответственности имущественных рисков бизнеса, нанимают подставных лиц на свое место. Таких людей называют номинальными директорами.

О том, кто они такие и стоит ли передавать им управление компанией, мы сегодня подробно расскажем в нашей публикации.

Определение номинального директора

Номинальным, фиктивным или подставным директором называют человека, заранее знающего, что к руководству компанией его не допустят.

Многочисленные объявления, предлагающие должность «номинального директора» этого и не скрывают.

От фиктивного директора требуется иметь презентабельную внешность и иногда присутствовать на некоторых встречах с партнерами.

Размещающие такие объявления заверяют кандидатов на должность в том, что номинальный руководитель не несет никакой ответственности по закону.

Якобы при возникших проблемах, номинал может сдать органам реального руководителя.

Закон «О несостоятельности» действительно предусматривает такую возможность, однако воспользоваться ею в реальности достаточно сложно.

Настоящие хозяева бизнеса устраивают дело так, что часть субсидиарной ответственности ложится на номинального директора.

ФНС в борьбе с этим явлением создало специальные реестры, в которые вносят:

  • дисквалифицированные лица;
  • массовые руководители;
  • директоры организаций, которых исключили из ЕГРЮЛ с бюджетными долгами.

Для лиц, находящихся в этих реестрах, регистрация ООО невозможна. Налоговики скрупулезно проверяют лиц, регистрирующих бизнес, на предмет признаков номинального руководителя.

К подозрительным признакам относят отсутствие у кандидата:

  • постоянной работы;
  • профессионального образования;
  • стабильных доходов.

Играет роль и возврат претендента. Иногда налоговики проводят беседу с лицом, заявленным директором компании и задают уточняющие вопросы.

Беседа позволяет выяснить, действительно ли человек является тем, за кого себя выдает.

Если номинальный директор не выявлен в процессе регистрации компании, есть признаки, по которым его выявляют в процессе ведения бизнеса:

  • директор посещает налоговую инспекцию вместе с адвокатом или не приходит вообще;
  • в беседе с директором выясняется его полная некомпетентность в вопросах деятельности компаниях и отчетности;
  • руководитель постоянно отсутствует по месту регистрации и юр. адресу, связи с ним нет.

Зачем нанимают номинального директора

Особого смысла в существовании номинального директора нет, поскольку солидарная ответственность за несостоятельность ООО, помимо руководителя, лежит также на собственнике бизнеса.

Однако кроме этого номинального директора нанимают, когда:

  • собственник бизнеса по разным причинам на хочет «светиться» перед налоговой службой;
  • у владельца несколько организаций;
  • управляющий руководит другим ООО и не может или не желает получать разрешения его владельцев на работу в новой компании;
  • крупный бизнес дробят на несколько небольших компаний для сохранения налоговых льгот;
  • имитируется конкуренция в тендерах и гос. закупках, поэтому нужна «своя» компания.

Конкретно за исполнение обязанностей номинального директора, по закону никакого наказания нет, поскольку такого понятия не существует.

Однако предусмотрена ответственность за такую деятельность как для самого управляющего, так и для владельца бизнеса.

Последствиями работы номинальным руководителя могут быть привлечение к административной ответственности и реальное лишение свободы по уголовному делу.

Наступление гражданско-правовой ответственности

Когда компания, руководимая номинальным директором, причиняет ущерб бюджету либо другим организациям, урон должен быть возмещен в полном объеме.

Наступление субсидиарной ответственности стоит ждать, когда компания становится банкротом.

Наказание руководителя наступает за:

  • несоблюдение принципов добросовестности и разумности, приведшего к утрате компанией имущества, которым можно было бы покрыть существующие долги;
  • совершение заведомо убыточных сделок;
  • неподачу своевременного заявления о банкротстве фирмы при появлении его первых признаков;
  • передачу в ходе процедуры банкротства недостоверной информации или непередачи управляющему лицу документации организации-должника, в результате чего установка контролирующих лиц невозможна.

Поскольку номинала не допускают к управлению ООО, от его имени могут проводиться различные мошеннические сделки. Доказать свою непричастность позже становится сложно.

Помимо этого, возмещения убытков от директора могут требовать сами участники общества, нанявшие его на работу (ст. ст. № 44 Закон «Об ООО» и № 277 ТК РФ).

Наступление административной ответственности

Наказание за деятельность компании в гражданских, налоговых, трудовых и иных правоотношениях несет ее руководитель. Штрафы могут налагаться не только на саму компанию, но и на ее руководителя.

Ст. № 14.12 КоАП РФ предусматривает особую административную ответственность за намеренное доведение компании до банкротства в виде штрафа до 10 тыс. ₽ либо дисквалификации на срок от 0,5 до 3-х лет.

Наступление уголовной ответственности

Ст. ст. №№ 173.1 и 173.2 УК Российским Федерации предусматривают привлечение номинала к уголовной ответственности.

Согласно этим статьям, фиктивного руководителя, не имевшего действительного намерения управлять ООО, могут оштрафовать на сумму до 500 тыс. ₽, привлечь к исправительным работам или лишить свободы на срок до 5 лет.

Если брать большую часть судебных приговоров по этим статьям, реальный срок давали немногим. Однако судимость (условно) фиктивные директоры получали.

К уголовной ответственности номинального руководителя могут привлечь еще и в процессе работы компании организации. Это происходит, когда деятельность компании нарушает закон.

Если сотрудники ООО не получают заработную плату, номинала могут привлечь к ответственности по ст. №145.1 УК России.

Действия формальных управленцев могут попадать под такие статьи УК:

Поэтому нужно сто раз подумать, прежде чем соглашаться на такую работу.

Это на сегодня вся информация. Ставьте оценки, рекомендуйте статью друзьям в соцсетях, комментируйте прочитанный материал.

Подпишитесь на рассылку блога. До скорой встречи!

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://onlinebankir.ru/nominalnyj-direktor-otvetstvennost-po-zakonodatelstvu/

Уголовная ответственность номинального директора
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here